В последнее время ходит много разговоров по поводу выхода России из Соглашения об утилизации оружейного плутония

original1 Особенно на фоне обострения отношений между двумя государствами. СОУП было подписано шестнадцать лет назад и содержало ряд обязательств, связанных с утилизацией отработанного ядерного топлива. Согласно статистическим данным государства имели огромные запасы высокообогащенного ядерного топлива (Россия — 125 тонн, США — 100 тонн). Соглашение предписывало переработать по 34 тонны плутониевого топлива. Именно это количество признано избыточным для оборонных нужд. Причем утилизация предполагается строго безвозвратная, в дальнейшем не должно быть возможности использовать его для военных целей. При этом официально закреплены контроль представителями МАГАТЭ и возможность обоюдных инспекций. Сам процесс переработки должен происходить строго определенным обеими сторонами промышленным способом. Оба государства должны были построить специальные комплексы по переработке ядерного топлива. РФ полностью выполнила этот пункт соглашения, а вот американцы этого так и не сделали. В США планируют уничтожать отработанное ядерное топливо совершенно иным методом — просто разбавляя его и помещая в специальные емкости для долговременного геологического хранения. В этом и вся проблема. Ведь в данном случае сохраняется возвратный потенциал. В любой момент «утилизированное» топливо можно снова извлечь, пустить в переработку и снова получить плутониевое топливо, пригодное для оборонных целей. Еще на этапе подготовки к подписанию соглашения РФ называла самым перспективным методом утилизации выжигание топлива в ядерных реакторах в качестве МОКС-топлива. Представители США требовали в ответ предоставить им свободу выбора — или сжигать, или отправлять на долговременное хранение. Разница в подходах кардинальная. Американская сторона даже предлагала финансировать остекловывание отработанного топлива на территории нашей страны, но отечественные специалисты сочли, что это слишком ценное сырье, из которого имеет смысл получать МОКС-топливо. Представители Госдепа и США называли все заявления российских чиновников о попытках одностороннего пересмотра условий СОУП неверными и не соответствующими действительности. Ведь соглашение предоставляет право обоим участникам проводить взаимные консультации и договариваться о конкретных методах утилизации, но при этом не содержит никаких конкретных сроков. Получается, что американцы ничего вроде и не нарушали. Однако их МОКС-проект (строительство завода в Южной Каролине), стартовавший в 2007-ом году, прекращен. В ответ на все происходящее РФ вышла из СОУП согласно пункту, предполагающему возможность выхода при радикальном изменении обстоятельств. 3-го октября этого года Владимир Путин подписал указ, временно приостанавливающий действие СОУП, а 5-го октября Дмитрий Медведев подписал соответствующее распоряжение. Сергей Лавров заверил, что наша страна не планирует использовать плутоний, предназначенный для утилизации, для военных нужд. Также он не видит смысла в одностороннем соблюдении условий СОУП. Некоторые эксперты связывают такое поведение США не с нежеланием соблюдать условия СОУП, а с отсутствием технологической возможности создать крупное промышленное производство МОКС-топлива. В РФ на базе предприятий Росатома в Красноярском крае впервые в мире был реализован такой проект. Строительство завершили за 2,5 года, финансовые затраты составили чуть более 9,3 миллиардов рублей. Американцы затратили 8 миллиардов уже долларов, но не справились и за 8 лет. Неужели в атомной промышленности США наметилось сильное технологическое отставание?